Верховный суд защитил супругов от несправедливости брачных договоров
17 марта 2017 года

Поводом для судебного разбирательства стала следующая история. Москвич 20 лет состоял в браке со своей супругой, но в 2008 году они развелись, а в 2001 году заключили брачный договор, согласного которому, если брак расторгается по инициативе мужа или в результате его недостойного поведения (измены, пьянства, хулиганских действий), то все совместно нажитое имущество переходит жене, пишет газета «Известия».
 
В 2013 году Гагаринский районный суд Москвы по иску жены присудил ей квартиру и акции кожевенного завода. Муж оспорил данное решение. Он заявил, что, во-первых, не заключал брачного договора. А во-вторых — что договор слишком его дискриминирует.
 
Но жена заявила об истечении срока исковой давности — брачный договор супруги заключили в 2001 году. Гагаринский райсуд согласился с аргументом жены, однако Верховный суд счел, что исполнение условий брачного договора началось лишь в момент раздела имущества. Так что трехлетний срок давности надо отсчитывать с 2013 года.
 
Дело вернулось в Гагаринский райсуд, где брачный договор признали недействительным. Суд постановил, что, согласно статье 42 Семейного кодекса, брачный договор не может содержать «условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение». Пункт об изменах и пьянстве признали именно таким.
 
Впрочем, юристы отмечают, что поскольку в России нет прецедентного права, по одному и тому же поводу разные суду нередко выносят противоположные постановления, так что решение, о котором идет речь, не дает мужьям индульгенцию на поведение, противоречащее брачному договору.